Орешкин поспорил с иностранными инвесторами о трудностях бизнеса в России

В Давосе прошла сессия о российской промышленности. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин говорил с иностранными инвесторами о том, что важнее для бизнеса — стабильность, как в России, или помощь от властей, как в Турции

Максим Орешкин

(Фото: Simon Dawson / Bloomberg)

Плюсы турбулентности

«Обрабатывающая промышленность в России меняется, появляются новые технологии, и, безусловно, есть определенные моменты, которые мешают нам развиваться в данной сфере», — рассказал министр экономического развития Максим Орешкин на панельной сессии «Россия: новый производственный центр». В четверг, 25 января, она прошла в рамках работы «Русского дома» — площадки, организованной в рамках Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ).

Одна из таких проблем — нехватка квалифицированной рабочей силы, объяснил Орешкин иностранным инвесторам, участвовавшим в сессии: «Несмотря на то что в целом кадры в России квалифицированны, мы видим, что появляются новые технологии, новые методы производства и они требуют зачастую переподготовки кадров для того, чтобы эти люди могли и умели быстро приобретать новые навыки и подстраиваться под меняющуюся среду».

Но это не все проблемы. У российского рынка огромный потенциал, это «колодец» новых технологий, которые используются не полностью, поделился исполнительный вице-президент Dow Chemical Хайнц Халлер. Однако сложности возникают с восприятием России «в политическом смысле», добавил он, а в самой стране слишком много барьеров.

Прошлые годы были «турбулентными» и в политике, и в экономике, но те компании, что тогда инвестировали в Россию, сейчас пожинают «очень хорошие» плоды, возразил Орешкин: в 2016 году по прямым иностранным инвестициям была «просадка», а в 2017-м они возвращаются. Но действительно ли этого достаточно, поинтересовался в ответ Халлер, можно ли довольствоваться нынешними позитивными трендами? Вопрос повис в воздухе.

Каждый раз кто-то говорит «нет»

Объем производственного сектора в России занимает 13-е место в мире, говорилось в исследовании ВЭФ «Готовность к промышленности будущего». Однако в последние десять лет его доля в ВВП снижается. В России сильное техническое образование, но нужно также развивать творческие навыки работников, советовали эксперты. В частности, этому должно способствовать повышение конкуренции.

«Американцы прячутся от нас»: что Россия рассказала на форуме в Давосе

Экономика

В России найдется место для любой отрасли обрабатывающей промышленности, рынок сбыта широкий — и Европа, и Азия, рассказал Орешкин. Она может влиться в глобальные цепочки добавленной стоимости, для этого надо способствовать не только экспорту, но и импорту, подчеркнул он. Сейчас цепочки поставок работают «не очень здорово», ответил Халлер. «Нужен открытый подход. Меньше барьеров, меньше проблем с налогами, меньше осложнений, связанных с повышенными уровнями безопасности, и это поможет развитию технологий довольно быстро, — перечислял бизнесмен. — Каждый раз, когда я делаю что-то новое, кто-то обязательно говорит: «Нет!»

Из-за санкций, ограничивающих передачу технологий, не все глобальные компании готовы привозить свои разработки, напомнил Орешкин. Поэтому в данной сфере идет активная работа с китайскими и корейскими компаниями, хотя с другими дела могут быть сложнее. Одно из решений, напомнил Орешкин, — импортозамещение и локализация. Ранее он также говорил, что рост ненефтегазового экспорта невозможен без изменения отношения к импорту.

Морковки или стабильность

Компании сами по себе не могут подготовиться к четвертой промышленной революции, им нужна помощь от государства, хотя и требовать ее в чрезмерных объемах не нужно, отметил на сессии представитель ВЭФ. Поэтому необходимо строить региональные «технологические узлы», добавил он. Но та же Турция, с которой, по сути, конкурирует Россия, «дает огромные стимулы» для работы компаний, а Россия «не делает ничего», заявил президент фармацевтической корпорации MSD в Европе, России, Африке и на Ближнем Востоке Йосси бен Амрам.

Сбербанк провел в Давосе деловой завтрак с участием робота Софии

Финансы

«Вам нравится волатильность макроэкономических показателей Турции?» — поинтересовался у него Орешкин. Но это и дает возможности, ответил Йосси. России нужно возглавить евразийские процессы, но пока такой тенденции не видно, добавил инвестор. Фармацевтическая отрасль «очень тонкая», объяснил Орешкин. С одной стороны, Турция может предоставить компаниям льготные кредиты и они от этого выигрывают, но с другой — там высокая инфляция, скачет курс валюты, пояснил он. Рост цен в Турции в 2017 году ускорился до 12,3% — максимум с 2004 года, в то время как в России инфляция, наоборот, замедлилась до исторического минимума — 2,5%. «И я не знаю, что лучше, иметь большую долгосрочную предсказуемость или иметь морковку (преференции. — РБК) с самого начала процесса и не понимать, что будет потом. Это непростой выбор», — подчеркнул российский министр.

Хотя правительство и не оценивает ситуацию как великолепную, макроэкономические показатели стабильны, говорил в среду вице-премьер Аркадий Дворкович, выступая на ключевой сессии ВЭФ о России. Риски низкие, поэтому пора сосредоточиться на структурных реформах на микроуровне, подчеркивал зампред правительства: «Мы должны просто продолжать то, что мы делаем».

Политико-экономическая шумиха» на ВЭФ не самое главное, написал Орешкин утром в четверг у себя в Facebook. Более ценная возможность, по его словам, — подискутировать со специалистами «в узком кругу» (в четверг такая дискуссия касалась государственного управления).

Низкие долги и проблемы с демографией

Россия завершила макроэкономические реформы (снижение инфляции, плавающий курс рубля, бюджетное правило), и теперь нефтяные цены для нее не так важны, как 5–7 лет назад, рассказал Орешкин позднее на сессии ВЭФ о «новой парадигме» роста в странах с развивающимися рынками. Россия стоит перед новым кредитным и экономическим циклом, добавил он: в среднем страны с развивающимися рынками имеют долг в размере 190% ВВП, у России он — всего 80% (совокупный долг учитывает не только госдолг, но также задолженность компаний и граждан. — РБК). Один из ключевых вызовов — демография, но справиться с ней должна помочь цифровизация и автоматизация производств, отметил министр.

Экономика России развита, но доля промышленности в ВВП составляет лишь 12%. Это один из приоритетов, однако только путем роста промышленности экономику не ускорить, признал Орешкин. Расти должен и малый и средний бизнес, добавил он. На вопрос модератора, что не дает участникам сессии спать по ночам, Орешкин ответил: «Качество жизни в российских городах».

Источник