США начнут вводить санкции за сделки с российским оборонным сектором

29 января — не только предполагаемый день обнародования «кремлевского доклада» США о российских олигархах, но и дата введения новых санкций против российского ВПК. Теперь продавать оружие за рубеж России станет сложнее

Фото: Виталий Тимкив / ТАСС

С понедельника, 29 января, США могут начать вводить санкции против компаний, организаций и физлиц из любой страны мира за признанные «существенными» сделки с предприятиями российского оборонного сектора. Это следует из закона CAATSA («О противодействии неприятелям Америки через санкции»), подписанного президентом США Дональдом Трампом 2 августа 2017 года, и разъяснений Госдепартамента США, опубликованных в конце октября.

Американские власти подтверждали, что мишенями нового санкционного режима могут стать экспортные поставки российского оружия.

Теоретически уже 29 января правительство США может наложить первые санкции на компании, которые после 2 августа вели бизнес с кем-либо из списка, составленного Госдепом. В этот перечень входит 39 российских оборонных предприятий и разведывательных структур. Почти половину позиций в списке занимают «Ростех» и его «дочки», в том числе «Рособоронэкспорт» — государственный монополист по экспорту и импорту вооружений. В списке также Федеральная служба безопасности, Служба внешней разведки и Главное управление Генштаба.

Токсичная угроза: что будет в «кремлевском докладе» США

Экономика

В зоне риска находятся не только иностранные, но и российские компании, которые сотрудничают с оборонным сектором, — они точно так же могут быть наказаны за «существенные» операции с организациями из списка Госдепа. Именно поэтому крупнейший частный российский Альфа-банк в начале января объявил, что прекратил обслуживание отечественных оборонных предприятий. «Мы, увы, вынуждены ограничивать круг клиентов (в том числе в оборонке), чтобы не подпасть под санкции. Власти это прекрасно понимают», — объяснил совладелец Альфа-банка Петр Авен в интервью «Собеседнику» в январе.

В режиме ожидания

Конгресс наделил обязанностями по введению этих санкций президента США, но Дональд Трамп делегировал соответствующие полномочия Госдепартаменту, который должен советоваться в этом вопросе с Министерством финансов. Госдеп говорил в октябре, что «внимательно посмотрит на транзакции по всему миру, которые могут подпасть под сферу действия санкций», но не обозначал, стоит ли ждать первых ограничительных мер уже в конце января.

«Я бы не стал ожидать немедленных санкций, если, конечно, речь не идет о российских сделках с Сирией или какой-либо другой страной, где США активно противостоят режиму», — сказал РБК бывший старший советник OFAC (санкционное подразделение Минфина США), эксперт Atlantic Council Брайан О’Тул. Он полагает, что США сначала попытаются дипломатическими методами убедить такие страны, как Индия и Афганистан, ограничить или прекратить закупки российских вооружений. «Если этого не получится сделать, тогда мы увидим санкции», — говорит О’Тул.

В 2017 году экспорт вооружений из России составил более $14 млрд, сообщал «Интерфакс» со ссылкой на источник в военно-технической сфере. Крупнейшими покупателями российского оружия являются Индия, Китай, Алжир, Вьетнам, Ирак, Египет (данные IHS Jane’s за 2016 год).

Фото: Максим Шеметов / Reuters

Российский экспорт оружия в зоне риска

Некоторые компании российского оборонного сектора из перечня, опубликованного Госдепом 27 октября, не являются подсанкционными (и вообще, включение компании в этот список само по себе не является санкционным действием, подчеркивали в Госдепе), и тем не менее за сделки с ними можно будет теперь подпасть под санкции, отмечает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич. «Сложно оценить, насколько такие вторичные санкции повлияют на объем сделок по закупке российских вооружений, однако компании из третьих стран очевидным образом будут вынуждены оценивать санкционные риски при взаимодействии с российскими оборонными предприятиями», — сказал Панич РБК.

Если какая-либо компания совершила «существенную транзакцию» с российским предприятием из списка, на нее могут быть наложены одновременно не менее пяти из 12 возможных санкций, которые включают ограничение на доступ к кредитам американских банков, запрет на проведение транзакций в долларах, запрет на покупку и продажу недвижимости в США и т.д. Менеджерам или контролирующим акционерам компании может быть закрыт въезд в Соединенные Штаты.

Шансы и риски: какими будут отношения России с Западом в 2018 году

Мнение

Санкции могут быть наложены на физических лиц и «структуры» (entities). Хотя понятие entity в самом законе CAATSA не определено, но обычно в таких контекстах подразумевается широкое толкование, которое включает в себя и государственные структуры, пояснил РБК юрист вашингтонской Bryan Cave Клиф Бернс, специализирующийся на санкциях. «Важно также помнить, что любое правительственное учреждение осуществляет свои функции через конкретных людей, и такие лица, вовлеченные в подсанкционную деятельность, могут персонально столкнуться с санкциями», — добавляет он.

В сентябре 2017 года, уже после подписания Трампом закона CAATSA, Россия и Турция договорились о поставках Анкаре зенитных ракетных комплексов С-400 на общую сумму $2,5 млрд. После этого американский сенатор Бен Кардин написал письмо администрации Трампа, в котором высказал мнение, что российско-турецкая сделка является существенной и подлежит санкциям по CAATSA. Это не остановило сделку: в конце декабря 2017 года Россия и Турция подписали соглашение об условиях оплаты С-400, хотя сами поставки запланированы на 2020 год.

Риски применения санкций меньше, если российское оружие закупают не компании, а непосредственно иностранные государственные структуры (например, министерство обороны), считает Панич. «США вряд ли решатся применять санкции к государственным органам других стран только по причине закупки вооружений в России», — аргументирует он.

Гибкие возможности для Трампа

Закон CAATSA дает определенную гибкость администрации Трампа в вопросе введения этих санкций. Строгих критериев «существенности» сделки нет — власти США будут ориентироваться на «совокупность фактов» и учитывать специфику конкретных сделок. В расчет будут браться потенциальное влияние сделки на «национальную безопасность и внешнеполитические интересы США», размер и предмет сделки, значение транзакции для оборонного и разведывательного секторов России и т.д.

Посол США призвал Москву без эмоций отреагировать на «кремлевский доклад»

Политика

Кроме того, Дональд Трамп вправе на первый раз освободить нарушителя от санкций, но для этого президенту США нужно убедить конгресс в том, что такое решение принято в «жизненных интересах национальной безопасности США», а правительство России «предприняло существенные усилия, чтобы сократить количество и интенсивность кибернетических вторжений» в дела Соединенных Штатов.

Превентивная защита

В преддверии вступления в силу «оборонных» санкций российские власти предприняли ряд инициатив, которые могут быть связаны с превентивной защитой контрагентов оборонного сектора от санкционного риска. Сначала правительство разрешило Минобороны, ФСБ и СВР по крайней мере до середины 2018 года проводить все закупки в закрытом режиме. Затем появилась информация, что власти составили перечень из 126 российских компаний и ведомств, которым рекомендовано перевести закупки на закрытую площадку Сбербанка.

В январе правительство решило создать на базе Промсвязьбанка специальный опорный банк для работы с оборонно-промышленным комплексом. Перед этим ЦБ убрал со своего сайта информацию о банках, уполномоченных на сопровождение контрактов по гособоронзаказу, которая до начала декабря актуализировалась ежемесячно (на 1 ноября 2017 года уполномоченных банков было восемь: АБ «Россия», Газпромбанк, банк «Санкт-Петербург», ВТБ, Сбербанк, Новикомбанк, ВБРР и Россельхозбанк).

Наконец, в коллегии Военно-промышленной комиссии появился оперативный штаб для «стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США», сообщил в январе вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Источник