Спилим скворечник, который повесил Дашкевич? Куропаты показали, что власть теряет чутье


Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В том, что авторитарная власть делает морально сомнительные и политически недальновидные шаги, мало удивительного. Когда 25 лет правишь без обратной связи с обществом, когда сохранение должности перестает зависеть от мнения народа, постепенно перестаешь чувствовать грань и начинаешь ходить по граблям.

Снос крестов в Куропатах — не просто провал пиарщиков власти, ее идеологов, которые даже не просчитали, как будет выглядеть снос христианских крестов в Великий пост бульдозерами на месте сталинских расстрелов. Даже постаравшись, сложно было более метко найти точку для оскорбления коллективного бессознательного.

Это история наивной самонадеянности. Власть решила, что совдеповский аргумент про «не положено ставить кресты без разрешения» в глазах людей перебьет отвращение, которое возникает от фото поваленных спецтехникой крестов. Причем возникает даже у максимально далеких от церкви людей вроде автора этих строк и многих других нерелигиозных белорусов.

Интересно, что Лукашенко сам, объясняя будущее «благоустройство» в Куропатах, раскритиковал активистов, которые поставили кресты, вопросом: «Вам что, церковь разрешила?». Президент явно расстроится, узнав, что и в православной, и в католической церкви встали не на сторону исполнителей его указаний.

При этом вчера в Куропатах не был какой-то бал сатанистов, которых корежит от креста, или сталинистов, которых бесит, что люди помнят преступления их героев в НКВД-шной форме.

Снос крестов, которые установили не по разнарядке, — это проявление патологической, почти что религиозной, одержимости контролем. Сегодня мы разрешим несанкционированные кресты, завтра оппозиционеры, которые их поставили, подумают, что им все можно. Следуя этой логике, нужно спиливать скворечники, которые повесил Дашкевич, и разбрасывать мусор в подъезде, если Дашкевич его убрал.

Действия власти осудили даже отдельные депутаты, которые эту власть поддерживают. В нашей стране публично критиковать систему изнутри не принято и боязно. Но то, что такая критика звучит, лишь намекает нам на то, что думают остальные неравнодушные люди внутри власти, которые предпочли помолчать.

Светлана Алексиевич права: революции не будет, массового и бурного недовольства — тоже. Это вообще не повод для протеста. Но будет засечка в сознании, массовой памяти о дне, когда власть перешла какую-то новую черту.


Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В отличие от того, что пытаются делать в Польше или России, в Беларуси моральный авторитет или какой-то духовно-религиозный стержень никогда не были подпорками власти. Она у нас светская до мозга костей и черпает легитимность из других колодцев — своей силы, массовой апатии и страха, ностальгии по СССР, тяги к стабильности и к социальной справедливости.

Но одно дело не брать духовность в свои союзники, ходить как бы около нее, другое — демонстративно становиться на обратную сторону.

Парадоксально, что вместо попыток расширять базу поддержки, особенно на фоне 10 лет безуспешной борьбы за «попиццот», власть отсекает целые слои своего традиционного электората. И она начала делать это не вчера.

До куропатского сноса крестов, который разозлил многих религиозных людей, был декрет о тунеядцах, остро задевший тех, у кого проблемы с работой. В этом смысле логичным шагом была зачистка независимой социологии три года назад. Теперь мы можем только догадываться, как весь этот креатив отражается на рейтинге власти и лично Александра Лукашенко перед выборами.

Многолетняя стагнация доходов, идейный вакуум программных выступлений президента, страх и публичное унижение на ферме как единственный оставшийся стимул работы для чиновников — все это признаки далеко не расцвета системы. А то, что у президента и его вертикали настолько очевидно, как в куропатской истории, атрофируется политическое чутье, — еще один тревожный маячок для сторонников власти. Ответ на вопрос «что дальше?» они могут почитать в любом учебнике истории.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции.

Источник