Греф предупредил о рисках для банков из-за нефтяного налогового маневра

Герман Греф и Владимир Путин

​Председатель правления Сбербанка Герман Греф предупредил президента России о рисках для нефтеперерабатывающей отрасли и кредитующих ее банков из-за завершения налогового маневра в нефтяной отрасли, предполагающего полную отмену экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с одновременным ростом НДПИ в течение шести лет — к 2024 году. Об этом говорится в письме главы крупнейшего российского банка, направленном Владимиру Путину в конце прошлой недели.

О письме и его содержании РБК рассказали два отраслевых консультанта и чиновник одного из профильных министерств. Представитель Сбербанка подтвердил факт отправки письма. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отказался комментировать служебную переписку.

Герман Греф предупреждает, что налоговый маневр в нынешнем виде может привести к неокупаемости инвестиций в модернизацию НПЗ и даже банкротству ряда средних заводов, рассказывают источники РБК. По словам двух собеседников, только Сбербанк выдал нефтяникам на модернизацию предприятий около 455 млрд руб. кредитов. Еще 110 млрд руб. — это открытые, но пока не выбранные кредитные линии на эти цели, добавляет один из них. А всего российские банки предоставили нефтяникам кредиты на модернизацию заводов на общую сумму 800 млрд руб., утверждают собеседники РБК, ссылаясь на письмо Грефа.

Риск для банковских акционеров

Завершение налогового маневра может привести к тому, что нефтяные компании будут не в состоянии обслуживать эти кредиты, значит, банки не смогут вернуть свои деньги, предупреждает глава Сбербанка. Это в конечном счете грозит сокращением прибыли и дивидендов Сбербанка на общую сумму 230 млрд руб. до 2024 года, пересказывает аргументацию Грефа один из собеседников РБК. Речь идет о риске потери до 240 млрд руб. дивидендов в 2019–2024 годах, уточняет второй собеседник.

По итогам 2017 года Сбербанк выплатил 271 млрд руб. дивидендов, или 36,2% чистой прибыли. При этом ЦБ, как владелец контрольного пакета Сбербанка, получил в виде дивидендов и перечислил в бюджет около 135 млрд руб.

Глава Сбербанка еще 22 марта высказывал опасения по поводу завершения налогового маневра на Общественном совете Минэнерго, который он возглавляет. «Практически все заводы реконструировались на наши деньги. И у нас есть большой шанс стать владельцами большого количества НПЗ, потому что первый маневр (проводился в 2015–2017 годах​, пошлины на светлые нефтепродукты снизились, а НДПИ вырос. — РБК) привел к тому, что у них рентабельность в два раза упала. И все бизнес-планы, под которые брались деньги, улетели просто в тартарары», — объяснил тогда он. По его словам, модернизация каждого завода стоила от $1,5 млрд и «сегодня так подвести инвесторов — это большая проблема». Он отмечал тогда, что нефтяники проинвестировали огромные средства, а банки дали большие кредиты под одну схему налогообложения переработки, но она была изменена уже один раз вопреки обещаниям.

Нефтяной маневр

Налоговый маневр в нефтяной отрасли планируется реализовать за шесть лет, с 1 января 2019 года до 2024 года. Он предусматривает постепенное обнуление экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты (сейчас они составляют 30–100% от нефтяной пошлины в зависимости от вида нефтепродукта) с одновременным повышением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Таким образом российские власти надеются компенсировать выпадающие доходы федерального бюджета и получить дополнительно до 1,6 трлн руб., говорил ранее вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий в правительстве ТЭК. Нефтяникам, производящим бензин и дизельное топливо Евро-5 и поставляющим топливо на внутренний рынок, пообещали обратный акциз (денежную компенсацию), который призван компенсировать снижение экспортных пошлин при завершении маневра, а также сгладить возможный рост мировых цен на нефть​.

Поправки в Налоговый кодекс и закон «О таможенном тарифе», которые необходимы для реализации налогового маневра, были приняты Госдумой на прошлой неделе, 5 июля, в первом чтении.

«Сбалансированное решение»

Глава Сбербанка предложил Путину пересмотреть параметры налогового маневра, рассказывают источники РБК. По их словам, Греф указал, что специалисты банка готовы оказать содействие в доработке законопроекта.

Письмо Грефа уже «расписано» в Минфин и Минэнерго, рассказали два собеседника РБК. «Параметры завершения налогового маневра в нефтегазовой отрасли активно обсуждались с отраслевым сообществом. Именно по итогам этих обсуждений были определены условия завершения маневра, которые являются оптимальными в том числе и для нефтеперерабатывающих компаний», — заявил РБК представитель Минфина. Он напомнил, что в законопроекте есть оговорка: НПЗ могут заключить с Минэнерго соглашение о модернизации, которое позволит им получать отрицательный акциз до 2024 года, если они по итогам ремонтов обеспечат выпуск бензина 5-го класса в объеме 10% от общей переработки сырья.

«Таким образом, этим заводам будет предоставлена возможность завершить модернизацию и вернуть кредиты. <…> Это сбалансированное решение, отвечающее интересам российских автомобилистов и банков, кредитовавших эти НПЗ», — заключил представитель Минфина.

Представитель Минэнерго на момент публикации материала не ответил на запрос РБК.

Аналитик АКРА Василий Танурков полагает, что последствия налогового маневра для банковской системы, о которых говорится в письме Грефа, преувеличены. Обычно банки выдают кредиты под определенные гарантии и обеспечение, что удешевляет их стоимость, напоминает он, поэтому в случае невозврата кредитов они смогут взыскать эти активы. По словам Тануркова, наибольший риск невыплаты кредитов в случае убыточности переработки есть со стороны закредитованных независимых НПЗ.

После завершения налогового маневра для уже модернизированных НПЗ производство нефтепродуктов останется выгодным, а при условии поддержки в виде отрицательного акциза будет прибыльным и экспорт, указывает Танурков. Те заводы, продукция которых не получит поддержку в виде обратного акциза, могут пострадать сильнее остальных, добавляет он.

Авторы:
Людмила Подобедова, Алина Фадеева, Екатерина Литова.

При участии:
Тимофей Дзядко.

Источник